Самые сильные силы гл.8

      

Теперь память выдала Филиппу явно постыдный случай, что произошел с ним в первую ночь после собственной свадьбы.

Все гости из ресторана разъехались, и только близкая подруга жены Наташа осталась с молодоженами, потому что приехала из другого города. Втроем они поехали в арендованную однокомнатную квартиру. Из мебели в квартире не имелось ни дивана, ни раскладушки, а в комнате посредине стояла только большая деревянная кровать с толстой пуховой периной, которую любимая бабушка Филиппа собирала по перышку в подарок на свадьбу. Поскольку имелась только одно место для сна, то простодушная жена Александра предложила подруге лечь с ними вместе «валетом»: Филипп с женой головами в одну сторону, а Наташа — в другую. Подруги не только проучились вместе в университете пять лет, но и прожили в университетском общежитии в одной комнате все время учебы, так как приехали из области. Наташа славилась не только той «гитарностью» фигуры, которая всегда Филиппу нравилась в девушках, но и умением играть на аккордеоне, петь, танцевать и искренне веселиться и заводить всех, что подкупало парней в общении с ней. Наташа была очень доступна, если мужчина ей нравился, а нравились ей почти все молодые люди. Филипп через своего друга Николая познакомился сначала с Наташей, а Наташа познакомила Филиппа со своей лучшей подругой Александрой. Так они вчетвером дружили в течение года после окончания университета. Чуть позже Николай расстался с Наташей, и она долгое время оставалась без поклонника. Филиппу хотелось как бы «подобрать» брошенную Наташу — она ему нравилась больше, чем Александра — но это значило поссорить подруг, а самому предстать в неприличном свете. Вскоре после размолвки с Николаем Наташа уехала на родину. Девушка жила в соседнем городе, и это окончательно не позволило Филиппу с ней сблизиться. Наташа по приглашению молодой семьи приехала на свадьбу и очень радовалась за друзей.

Филипп, лежа с женой и ее лучшей подругой в одной кровати, не мог никак уснуть. Он чувствовал, что с ним рядом лежит известная ему во всем жена и новая неведомая молодая женщина, которую он с давних пор и по сей день очень желал, несмотря на только что сыгранную свадьбу с ее подругой. Домников, хмельной от шампанского, осмелился, как бы случайно прикоснуться к Наталье под одеялом и, возможно, почувствовать встречное движение. Филипп никак ничего не мог поделать с собой, чтобы заглушить стремление иметь близость с подругой жены.

Домников женился на Александре, потому что считал, что легкомысленно дал ей такое обещание, поэтому полагал, что тайно имеет право быть иногда свободным в браке за приверженность слову. Как только Филипп убедился, что жена уснула, он как бы ненароком просунул свою ногу между ног Наташи. Его нога оказалась именно там, где ему хотелось.

Наташа не попыталась отстраниться, и Филипп, как в детском садике от близости с девочкой, опять почувствовал знакомую дрожь и приятный холодок в груди. Его дыхание участилось. Филипп как мог, пытался дыхание успокоить. На мгновение Домников задерживал дыхание, чтобы не разбудить жену. Прошло несколько минут, и Филипп протолкнул ногу ближе к интимным местам подруги Александры, и вдруг Наташа решительно отстранила его ногу и отодвинулась дальше от Филиппа. Это был ясный ее ответ, что она не желает участвовать в предательстве подруги. Филипп после такого отпора почувствовал себя мелким и мерзким типом, который мог решиться на измену жене немедленно после женитьбы. Филипп не мог уснуть не от того, что Наташа могла рассказать Александре утром о его ночном поведении, а от того, что теперь Наташа знала, каким он может быть гадким по отношению к своей простодушной и наивной жене. Ему, наверное, стало бы легче, если бы Наталья сейчас же встала и все рассказала Александре. Филиппа угнетало то, что кто-то знал, что он может быть таким отвратительным. Ему казалось, что этот единственный человек, вдруг ставший осведомленным о его предательской натуре, одно и то же, что если бы об этом вдруг узнало все человечество.

Утром следующего дня Филипп с женой уехали на работу, а Наташа осталась в их съемной квартире собираться в дорогу. Филипп преднамеренно раньше жены вернулся с работы. В течение часа он оставался один на один с Натальей до прихода жены. Молодые люди не сказали друг другу ни слова. Ощущалось гнетущее напряжение и неловкость за все то, что произошло ночью. Филипп старался понять по лицу подруги жены, а возможна ли близость сейчас, в отсутствие Александры. Филиппу очень хотелось склонить Наташу к близости и тем самым «замарать» ее тоже, но нервное и злое лицо молодой женщины говорило определенно, что она готова решительно отвергнуть все домогательства Филиппа ради подруги. Для Филиппа поведение сокурсницы жены, доступной всегда и всем парням без особого разбора, показалось невероятным. Домников был поражен. Ему всегда казалось, что Наташа испытывала к нему особую симпатию. Филипп чувствовал себя скверно. В этот же день вечером Наталья уехала в свой город и больше не пыталась приехать к ним вновь. Лучшая подруга жены ничего не сказала своей подруге при расставании на вокзале, куда Филипп не поехал, но в ее прощальном поцелуе и последнем взгляде на подругу чувствовалась большая жалость к наивной и чистой Александре, которую Наташа очень любила. Наташе представлялось, что будущая супружеская жизнь Александры не обещала ничего хорошего, раз ее муж посмел в первую ночь после свадьбы грязно домогаться ее со спящей рядом женой. У Наташи не укладывалось подобное в голове. Наташе казалось, что подруга, возможно, в большой беде, но сама не могла и не решилась открыть перед Александрой истинное лицо ее молодого мужа. Как воспитанная, высокообразованная и интеллигентная женщина, Наташа все-таки сомневалась и предполагала, что, возможно, поведение Филиппа истолковано ею неверно.

После этого постыдного случая Домников знал, что в мире есть человек, который ведает, что он может быть отвратительным и подлым. Филипп как бы потерял чистоту и порядочность, которую уже никак невозможно было вернуть. Домников при каждой измене жене не терзал себя больше переживаниями. Ему не казалось, что прекратить измены физически невозможно, он считал, что прекращать их не имеет никакого смысла после казуса с подругой жены. Домников не мог больше остановиться, как наркоман, который один раз попробовал сильный наркотик и поэтому считал себя навсегда потерянным человеком.